Материал составлен на основании архивных записей директором музея при Пермской синагоге Новиковой Бэлой Львовной.

      До конца XVIII века евреям в России жить запрещалось, с 1649 г. практически ежегодно издавались различные указы, касающиеся евреев, от разрешающих временных приезд в Россию купцам на непродолжительных срок до указов о полной высылке всех евреев за границу.

 

Даже Пётр I, который приглашал в Россию «искусных» иностранцев, оговаривался, что приглашает всех кроме евреев.

          Хорошо зная отношение народа к евреям православной церкви, а также предрассудки народа, Пётр вынужден был отказаться от сотрудничества с ними. Дочь Петра императрица Елизавета издала указ, предписывающий немедленно выслать всех евреев  за границу и впредь их ни под каким предлогом в Россию не впускать.

           Тем не менее единичным случаи пребывания евреев на Урале относятся к XVII-XVIII векам.

       В XVII веке Россия вела беспрерывные войны с Польшей. Пленных ссылали в Сибирь и Пермь Великую. После заключения Поляновского мирного договора, в 1634 г. царь Михаил Федорович послал в Пермь грамоту,  в которой приказал отпустить пленников на родину, а тех, которые пожелают, оставить в России. Среди пленников упомянуты евреи.

      Положение изменилось в конце 18 века после раздела Польши между Россией, Австрией и Пруссией, когда сотни тысяч евреев Украины, Белоруссии, Польши и Литвы стали подданными Российской империи. Все новые россияне получили все гражданские права, в том числе и евреи. Но… в то же время возникла так называемая «черта еврейской оседлости». По специальному указу Екатерины II еврейское население удерживалось в границах его расселения, т.е. право гражданства евреи имели только в ограниченной территории и не могли свободно передвигаться вне её.

Черта оседлости существовала до марта 1917 г. и включала в себя территорию современной Белоруссии, Украины, Молдовы, частично Латвии и России.

  Т.к. Урал не входил в «черту оседлости», евреи не могли здесь проживать. Основатель г Перми В. Татищев также не допускал возможность поселения евреев на Урале, «…поскольку ни совести, ни чести, ни правды у жидов и в помине нет, то пускать их обратно в Россию – деяние, много хуже государственной измены». И всё-таки евреи появились в Перми. Первыми евреями на Урале были ссыльные. В царской России местом ссылки была Сибирь, а Пермь была крайним западным пунктом, куда отправляли осужденных.

         В сохранившихся архивных материалах 1823 г. есть запись о сосланных в Пермь в 1813 г. евреях Лейбе Гершовиче и Ицике Мошковиче, отбывших 10-летнюю ссылку за ложный донос. По окончанию срока ссылки оба остались жить в Перми.

    Одним из сосланных в Пермь был декабрист  Григорий (Гирш) Перетц, крещёный еврей. Он вступил в тайное общество  декабристов, вёл активную работу. Девизом в его группе было слово херут (на иврите – свобода). Перетц выступил за воссоздание еврейского государства на Ближнем Востоке. А.Л. Баргтейл считает его первым сионистом. И хотя 1822 г., женившись, Перетц прекратил свою деятельность в тайном обществе, его осудили довольно сурово – ссылкой в Пермь, куда он и прибыл в 1826 г.

     В 1835 г. в Пермскую губернию ссылали членов так называемой секты «жидовствующих», которые не признавали И. Христа сыном божьим, отрицали почитание креста и икон. Они признавали единого Б-га, почитали субботу, праздновали  Песах, их называли «субботниками». А.Л. Баргтейл считает, что распространенная в Перми фамилия Субботин – с тех времен.

         Сосланные в Пермский край, отбыв ссылку, возвращались домой, в западные районы.

       В Перми могли жить только крещеные  евреи. В 1840-х годах в Перми на улице Сибирской 25 жил крещеный еврей Александр Бланк, дед Ленина по материнской линии. Он работал инспектором врачебной управы.

      Начало постоянному населению Перми дала воинская служба.   

      В 1827 г. Николай I издал указ о привлечении евреев к отбыванию воинской повинности, которая до этого заменялась денежным налогом. Целью этой акции была ассимиляция евреев и по возможности крещение их. Сразу же установили повышенную норму призыва. Если у христиан брали 7 рекрутов из тысячи раз в 2 года, то у евреев – 10 каждый год. Брали с 12 лет (а иногда и 8-9 летних) и отправляли в школы кантонистов, где их обучали военному делу, а в 18 лет они становились солдатами и служили 25 лет в царской армии.

       Еврейские дети, оторванные от семьи и своей среды, попав в бесчеловечные условия, болели, многие умирали. И в 1840-х годах возникло в Перми первое еврейское кладбище, где хоронили кантонистов. Это кладбище сохранилось до наших дней. К сожалению, Егошихинский некрополь  нередко подвергался  нашествию современных вандалов. То, что не  успело сделать время, делают они – разрушают памятники.

        Целью школ для кантонистов было обращение евреев в православие, часто насильственное. Кантонисты, отказывающиеся креститься, содержались в наиболее тяжелых условиях. Особенно отличался этим пермский батальон – и в Пермь посылали самых упорных детей, не желающих принимать православие. 

         И всё-таки, часть детей, несмотря на неимоверные трудности, осталась верна иудаизму. Кроме того, к вере отцов часто возвращались солдаты, отслужившие в армии. Именно они положили  начало постоянному еврейскому населению Перми, т.к. отслужив в царской армии 25 лет, евреи имели право селиться вне «черты оседлости».

        По статистическим данным в 1861 г. в Перми насчитывалось 194 еврея, все в военной службе. В памятной книге за 1863 г. указывается, что евреи имеют из своей среды раввина, который получает казенное содержание и выполняет все обряды, требуемые законом Моисея.

       Солдаты, отслужив в армии, оставались в Перми. Они привозили невест из местечек черты оседлости. Брак с ними не был престижным, так как они были не богаты, к тому же в течение долгого времени были оторваны от еврейских традиций, поэтому в жены они брали девушек, как правило, из бедных семей.

       В Перми и сейчас живут потомки кантонистов. Солдатские книжки своего прадеда и деда сохранил З.М. Мордкович. Прадед его Нусев Мордкович прибыл на воинскую службу в Пермь из Симбирского батальона кантонистов в 1853 году, в 1877-м указано: «Ныне Мордкович, как выслуживший  срок военной службы, уволен с правом проживать повсеместно, где пожелает». В 1895 году в Пермском батальоне служит его  сын Мовша Мордкович. Пособие, которое получает кантонист, 2 рубля 70 копеек серебром в год. После окончания службы бывшим солдатам также выплачивалось пособие и предоставлялись некоторые льготы.   

        К середине 19 века в Перми сложилось постоянное еврейское население. В 1865 г. в городе была арендованная в частном доме синагога и имелся казённый раввин. Казённый раввин избирался общиной и утверждался губернскими властями. Он официально представлял общину в государственных учреждениях, приводил евреев к присяге  на воинской службе и в суде, регистрировал рождения, смерти, бракосочетания и разводы. Кандидатом на эту должность  мог быть только выпускник специальных раввинских училищ или общих еврейских высших и средних учебных заведений. Были ещё и духовные раввины, они считались советниками казенных  раввинов.  

       В Государственном архиве Пермского края хранится Книга Пермской синагоги, в которой регистрировались рождения, смерти, бракосочетания и разводы евреев Перми и Пермской губернии за  1879-1916 годы (фонд 37, опись 6, дело 1092).

      Раввины, которые заполняли  эти книги:

в 1879-1886 – р. Ш. Рабинович; 

в 1887-1888 – «за неимением раввина частное лицо»;

в 1889-1891 – р. С. Друсвятский;

в 1893-1910 – р. Л. Линденбратен;

в 1911-1916 – р. А. Левин.

       При всех регистрациях указывались 2 даты по юлианскому и по еврейскому летоисчислению.

       При регистрации бракосочетания платили 500 золотых или 75 рублей серебром.

       Разводов в книге немного, указанные причины разводов – «по взаимной ненависти», «из-за плохой семейной жизни», «не сошлись характерами».

        Причинами смерти названы  - «от  сумасшествия», «от старческого маразма», «от воспаления сердца», «чахотка», «инфлюэнца» и другие. Велика была детская смертность от скарлатины, кори, поноса, крупа и т.д.

         Одним из первых раввинов, который  вёл записи в этой книге – Ш. Рабинович. Губернатор утвердил его на эту должность вопреки закону – у него не было специального раввинского образования. Объяснения этому простое – евреи, бывшие солдаты, были бедны и не могли содержать учёного раввина. После смерти Ш. Рабиновича в 1886 г. пермские евреи обратились  с просьбой утвердить казенным раввином Абрама Маза. Это прошение находится в центральном историческом архиве Санкт-Петербурга, где в то время было Министерство Внутренних Дел, куда пермский губернатор отправлял прошения.

        Но так как Мазо получил домашнее образование, и хотя его рекомендовал московский раввин, признавший его   глубоко учёным талмудистом, честным и достойным человеком, прошение было отклонено.

      Так же были отклонены и повторные прошения пермских евреев. Мазо не стал казенным, но остался духовным раввином. В газете «Пермские губернские вести» от 19 мая 1913 года на стр. 5 помещена заметка:

«Смерть раввина. В уважении к последовавшей вчера кончине пермского духовного раввина Мазо и к субботнему дню все еврейские торговые  и ремесленные  заведения города вчера были закрыты. Похороны раввина сегодня. Покойный пользовался большим уважением среди местного еврейского населения, как толкователь и разрешитель религиозно-обрядовых вопросов и пререканий. Умер он около 60 лет от роду.»  

      Во второй половине 19 в. произошли изменения в Российском законодательстве. Некоторым  категориям евреев было предоставлено право селиться  вне  «черты оседлости» - купцам I и II гильдии, лицам с высшим образованием, аптекарям, дантистам, акушерам, ремесленникам.

       Рост еврейского населения стал расти за счёт прибытия  евреев из густонаселённых мест «черты оседлости», в основном квалифицированных ремесленников, знающих часовое дело, кожевенное, мыловаренное и маслобойное производство, ювелирную технику, типографское дело и др.

        Евреи Перми обратились к губернатору с просьбой разрешить устроить в Перми второй молитвенный дом, т.к. старая солдатская синагога стала мала для всех верующих. Но не только это послужило поводом для прошения. В Перми сложилась конфликтная ситуация между евреями – старожилами и вновь прибывшими. Вновь прибывшие были  более образованные и богатые, чем бывшие солдаты, чаще вызывались к Торе, занимали лучшие места и это раздражало старожил.

В 1881 г. Министерство Внутренних Дел по представлению губернатора разрешило арендовать второй молитвенный дом.

    Противостояние двух еврейских общин существовало до 1888 г., когда состоялось совместное собрание, объединившее обе общины.

О синагогах.

    В 1886 г. еврейская община получила разрешение и в тот же год построила деревянное здание синагоги по ул. Кунгурской  (ныне – Комсомольский проспект, там, где магазин «Прометей»). При синагоге находился Хедер (начальная религиозная школа для мальчиков) и миква (бассейн для ритуального омовения), куда ходят в процессе гиюра, женщины после родов и менструации, перед свадьбой, мужчины – перед Рош а-Шана и Йом Кипуром.

    Другая синагога находилась по улице Екатерининской, 116, где мы теперь находимся. По архивным данным, синагога здесь существовала уже в 1877 г. Это было деревянное строение. В начале XX века оно уже  нуждалось в перестройке. А. Баргтейл в своей книге «История еврейской общины Перми» пишет, что новое каменное здание синагоги построено в 1903 г. – такую справку он получил из Управления по делам религий, в советские времена была такая организация. Но в ГАПО  хранится «Проект на перестройку существующего деревянного молитвенного дома, пришедшего в ветхость, на каменный, первой еврейской общины в г. Перми по Екатерининской улице на №116. Проект этот 1912 года, т.к. синагога была не раньше 1912-1913 г.г. Автор проекта – Василий Ефимович Гладких, архитектор страховой компании, старообрядец, депутат Пермской государственной думы.

    Проект несколько отмечается от построенного здания, т.к. при согласовании проекта указан ряд замечаний, неизвестно, переделал ли проект В. Гладких или работу передали другому  архитектору, в архивах не сохранилось соответствующих документов.

     Построена  синагога была на средства еврейской общины.

     Здание синагоги в советские времена принадлежало разным организациям, много раз перестраивалось. У нас нет фотографий первоначального вида синагоги. Старожилы вспоминали, что мужчины молились внизу, на первом этаже, женщины располагались на балконе, где теперь второй этаж (сохранилась фотография в газете «Звезда» за 1928 г.).

    Одним из Пермских раввинов был Леон Рафаилович  Линденбратен. Он был казённым раввином с 1891 по 1910 г., исполнял обязанности раввина в Перми и в других городах губернии, а также за её пределами, помогал  общинам Вятки, Екатеринбурга в открытии синагог и молитвенных домов.

    До революции в Перми выходили каждый год торгово-промышленные календари под названием «Весь город Пермь». В них имя Леона Линденбратена упоминается  в разных разделах. Он – раввин пермской синагоги; он же преподаёт в еврейском двух классном училище; он преподаёт еврейское вероисповедание в Мариинской  женской гимназии и в Алексеевском реальном училище. И ещё он провизор губернской аптеки и заведующий складом медикаментов.

     В Санкт-Петербургском центральном историческом архиве хранится обращения раввина  Леона Линденбратена к Пермскому губернатору основать хозяйственное  правление обеих синагог для правильного расходования средств, в том числе и на благотворительность.

      Умер раввин в 1910 г. На его скромном памятнике на старом Егошихинском кладбище трогательная эпитафия: «Пермский раввин Леон Линденбратен, отдавший лучшие годы и сердце Пермской еврейской общине».

Мудрость нашего народа

Жизнь и смерть зависят от языка. Царь Шломо.

 

 

Библиотека синагоги

Библиотека (Екатерининская, 116) работает по четвергам с 12.00 до 15.00.

 

 

 

Благотворительный взнос

Центральная синагога города Перми

Адрес: Россия, Пермский край,  г. Пермь, ул. Екатерининская, д. 116.  

Контактные телефоны (342) 236-44-67, 236-43-39.

holy bible